Index page [<< First] [< Previous] [Next >] [Last >>]
of 96
WoWScrnShot_021207_065134.jpg

WoWScrnShot_021207_065134.jpg

 

:Милая моя Анна, передавать весточки тебе становится все труднее, уповаю лишь на наш с тобой шифр, если бы не он, мы были бы лишены и этого общения. Сер Алан доволен нашей работой и я сам уверен что для нас нет непосильной загадки. Мы работаем целыми сутками, я хотя моя работа не позволяет нам быть вместе, я надеюсь вскоре встретиться с тобой. Мы с каждым днем приближаем победу союзников: Облака рваной тканью пытались укутать луну, но какой-то пес все таки догадался что это слабое светлое пятно не что иное, как ночное светило. Слабый вой раздался во влажном воздухе и затих, практически незамеченный в тревожном говоре деревьев. Они то склонялись друг к другу пытаясь слиться в незыблемых объятиях, то как уставшие любовники отворачивались друг от друга, разочарованно опуская ветви к земле. И вновь через миг вздымали их к небесам, схватить там последний обрывок бегущего облака в безнадежной попытке удержать его паутиной ветвей. Устав от навязчивого дождя они настойчиво скреблись в освещенное окно мансарды, как будто чувствовали что именно там смогут понять их стон. Дождь сменился мокрым снегом. Он липкими нитями струился по ветвям, все более сковывая движения. И когда мерный стук сменился скрипом, холодный ветер довершив начатое, сковал деревья ледяной коркой, заставив уснуть до утра. Сам ветер от скуки пронесся по городу, пошумел в дымоходах, сорвал где-то ставню и на прощание заглянул в окно мансарды, куда стучали деревья. Хозяйка ее спала, измученная ночной бурей. Её волосы разметались по рабочему столу, свалив на пол большее количество блокнотных листков исписанных мелкими цифрами. Седой ветер ухмыльнулся, дернул ставень и унесся расчищать дорогу рассвету, на ходу собирая остатки полупустых уже облаков. Анна проснулась ранним утром и распахнув ставни увидела оцепеневший в ледяном насте ландшафт. Несколько минут она заворожено смотрела на застывший город. Чистоту низкого неба не нарушали как прежде дыма заводских труб и холодная тишина не разбудила ее утренним гудком смены. Анна проснулась скорее по привычке. Гудка уже давно не было. Наспех убрав волосы в косынку, она бережно собрала рассыпавшиеся записи, бегло просмотрела их. Мать спала еще. Анна взяла бидончик и тщательно укутавшись, выбежала на улицу за молоком. Гололедица опустошила улицы и Анна скользила по стеклянному тротуару, размахивая бидончиком для удержания равновесия. Увидеть ее было легко и приятно, - светлые локоны, выбившиеся из-под платка и яркий румянец на щеках, оттеняли глубокие серые и такие веселые глаза. Как утренняя птица, ей казалось бы еще запеть и полное сходство было бы достигнуто. Но не время. - Как поживает матушка?, - лавочник внимательно наливал ровно полтора литра молока, - Что пишет Рауль?, - он быстрым движением подхватил готовую упасть каплю и почти неуловимо сунул Анне в руки небольшой сверток. - Матушка переживает очень, вестей от отца нету. - Анна ответила стандартной фразой. - А Рауль пишет. Редко. - Забирал бы он тебя с собой, здесь не очень хорошее место. Сейчас по крайней мере. - старик перегнулся через прилавок и поправляя Анне воротник тихо добавил, - вчера ошивались у вашего дома, спрашивали, ты осторожней дочка.