Index page [<< First] [< Previous] [Next >] [Last >>]
of 96
WoWScrnShot_050607_025901.jpg

WoWScrnShot_050607_025901.jpg

 

Моя милая теплая Осень. Яркое ультрамариновое небо и золото листьев. Осенью хочется жить и работать, шуршать листьями и петь. Осенью я смотрю наши любимые фильмы и осенью мы родились с разницей в неделю. Осенью мы познакомились. Сколько мелочей хранит память. Помнишь, как мы ночью на кухне писали сценарии и зачитывались Гориным? Я всегда утаскивала твою тетрадь со стихами, а потом ты забирал ее у меня под подушкой. А помнишь, когда я прятала твои вещи и рисовала карту с маршрутами? И до утра мы сидели на ступеньках и пели песни из фильмов Горина. Мне всегда казалось, что ты похож на Янковского и я восхищалась твоими талантами. Я помню твои стихи и рассказы, почти каждый сценарий. Я могла слушать тебя часами. Ты приносил мне охапки листьев и блестящие каштаны и я делала из них букеты. Последний хранился долго, буквально этим летом я его выбросила и на его месте стоят искусственные цветы. И ты уже давно живешь в другом городе и не пишешь стихи. Но каждую осень мы смотрим одни и те же фильмы. Сколько нам тогда было? 19? 20? Я не хочу считать, я просто пишу тебе сообщение. Я каждую осень смотрю наши фильмы. Отчет. Ответ. <Работаю, директор отдела. Все нормально. Лежу на диване смотрю симпсонов, жена посуду моет. Тебе привет. Заедь хоть как то:> И все. Моя кривая улыбка отразилась в зеркале, когда я одевалась, бросив в сумку телефон и кошелек. В маршрутке я уже вспоминала, куда записывала твой адрес. Через 4 часа я уже стояла перед твоей дверью. Дома никого, конечно, ведь рабочий день. Но моя Осень меня никогда не подводила. Я обернулась на звук шагов по ступенькам. Ты меня не сразу узнал. Твои глаза скользнули небрежно и через мгновение в них отразилась радость, сносящая меня с ног и запихнувшая в твои объятия. И ты кричал мне на ухо привет сто раз. Как ты случайно забыл дома документы. Как ты сейчас отправишь водителя. И что я устала наверное. И что ты помнишь какой я чай люблю, у тебя есть такой. Сколько радости и столько шума. Ты как всегда. С трудом высвободившись, я взяла тебя за руку - пойдем просто гулять по городу. Ты говорил о работе, о заказах, о поставщиках и о каких-то непонятных и чужих мне вещах. Листопад еще не начался и улицы были чистыми и почти пустыми. -Я хочу на мост. К реке. -Ты немного осекся. -Тебе неинтересно? Как твоя работа? -Я не хочу работу, я хочу на мост! Там вода! -Ну хорошо, но это ведь далеко. Поедем маршруткой? -Нет, мы пойдем пешком. И мы шли на мост, который не так уж и далеко, а ты расспрашивал меня о работе, о множестве тех мелочей, из которых слагается жизнь взрослого человека. Я отвечала невпопад, наслаждаясь осенью и думая о чем-то своем. - Сколько нам уже лет? - ты систематизировал прошлое и настоящее и решил податься в ностальгию. Я молчала. Я смотрела вниз. Там была вода. Днепр нес свои волны так как и 7 лет назад, как и 17 и сто лет тому. Он не взрослел и тем более не старел. Играл с катерками, крутил юлу турбины и не думал ни о том чего он достиг, ни о том к чему нужно стремиться. И мне захотелось петь. Рядом шумел город, но <я вижу, я снова вижу тебя такой:> -А почему:- ты запнулся , -Ты почему-то совсем не изменилась. Помнишь ты на этой песне училась брать барре? Слушай, тебе же до сих пор семнадцать! А помнишь как ты карту мне рисовала, я тогда дико злился! Слушай, ведь я так давно не писал стихи: У тебя глаза такие, не знаю. Живые что ли. И у меня такие были, да? И хвостики ты закалываешь немного по другому, но почти так же. А я вот все, - подстриг свои лохмы. А вы еще поете на два голоса про <когда ты вернешься все будет иначе>? И моя теплая Осень пришла и к тебе. Ты как будто ожил. Вернулась в глаза сумасшедшая искорка и ты снова стал похож на Янковского. Я вновь наслаждалась общением с тобой. И вспомнились все наши дурости и обиды, ночные писания и сжигания рукописей. Гадания на Таро и новый Год на перекрестке с шампанским. Ссоры, примирения, письма, долгие разговоры, наши ночные походы и песни. Мы бродили по городу и смеялись, мы вернулись. Мы шлепали босыми ногами по остывшему уже пляжу и бросали камешки в воду. Мы насобирали гору каштанов и торжественно их утопили с моста. Мы пели <стальной клинок> и <Орландину> на лавочке в парке и ты декламировал <Песнь о Герольде> стоя на детской горке, пафосно вскинув руку. Держась за руки, мы не могли насмотреться друг на друга и это ни с чем не сравнимое чувство детства не покидало нас до самого вечера. Провожая меня на маршрутку, ты все так же без умолку говорил, но это было больше похоже на начало истерии. - Спасибо что ты приехала: Я столько времени теряю. Я просто не вижу его. Помнишь, я хотел дописать когда-то <Миф об Ахиллесе>, я допишу сегодня же. Ко мне вернулось вдохновение: - Ты замолчал и посмотрел на свои руки, - Завтра на работу. Сегодня прогулял весь день. И все снова. Знаешь:- ты смотрел на темнеющее небо, - Давай не стареть: Моя милая теплая Осень подарила мне еще один прекрасный день моей жизни. И я засыпала в маршрутке с мыслью что мне все-таки опять семнадцать.